b86cfee8

Донцова Дарья - Евлампия Романова 21 (Золушка В Шоколаде)



ДАРЬЯ ДОНЦОВА
ЗОЛУШКА В ШОКОЛАДЕ
Глава 1
Никогда не откладывай дела на завтра, отложи их на послезавтра, и у тебя будет два свободных дня.
Тяжело вздохнув, я оглядела кухню. Почему большинству хозяек хочется иметь двадцатиметровое пространство для приготовления пищи? Намного удобнее обладать каморкой, куда втиснуты один шкафчик и плита, тогда не возникнет никаких проблем с уборкой.

Ну что там чистить в крохотном отсеке? За пятнадцать минут легко наведешь идеальный порядок и пойдешь смотреть телик. А я, несчастная, сейчас стою посреди необъятного помещения и с тоской понимаю: времени, чтобы разобрать кавардак, потребуетя уйма!

В мойке высится гора грязной посуды, слава богу, она хоть ограничена высотой крана, а то бы достигла потолка. Впрочем, рано я обрадовалась: те тарелки, что не поместились в раковине, пристроены на столе, там же стоят и чашки с остатками чая, кофе, какао, сока…
На спинках стульев висят свитера и пиджаки. Ни Сережка, ни Костин, ни Кирюшка не способны дойти до шкафа и аккуратно расселить одежду. Наверное, привычка разбрасывать повсюду части гардероба, в том числе и носки, является одним из первичных мужских половых признаков.

Скажите честно, ваши мужчины непременно кладут носки в корзину для белья? Если так, то поделитесь опытом, каким образом вам удалось выдрессировать мужа или сына.
А туалет? Я имею в виду круг от унитаза. Лично у меня начинается приступ депрессухи при зрелище поднятого стульчака.

А еще мужчины смеют упрекать нас, женщин, в неправильном выдавливании зубной пасты! Ей-богу, это смешно!
Не далее как сегодня утром Сережка гневно завопил из ванной:
– Ну сколько можно объяснять? Не жмите на тюбик посередине! Аккуратненько давите снизу!

Нельзя же быть такими косорукими неряхами!
Мы с Катюшей переглянулись и ничего не ответили, хотя у меня с языка чуть было не слетела фраза: «Может, я и «косорукая неряха», только ни разу не оставила на обеденном столе грязную тарелку, не разбрасываю свои ботинки по прихожей и не забрызгиваю зеркало в ванной».
– И что за хрень мокнет в тазу? – не успокаивался Сережа. – Какая-то пакость! О! Лампа-а-а!
Я вошла в ванную комнату.
– Чего кричишь?
– Здесь дохлая болонка! – взвыл Сережка. – С ума сойти!
Я уставилась на пластмассовый тазик, в котором плавало нечто белое, кудрявое, и правда похожее на крошечную собачку, и взвизгнула:
– Мама! Какой ужас!
Сережка схватил полотенце, начал дрожащими руками вытирать вспотевший лоб, и тут до меня дошло: никаких крошечных собачек в нашей квартире нет. Мопсы и стаффиха стерилизованы, а Рамик не способен принести в подоле потомство, наш двортерьер кобель и…
– Это Лолита, – сообщила Лизавета из коридора.
Серега выронил полотенце, но успел поймать на лету.
– Кто?
– Что? – обернулась я.
Лиза хихикнула и заглянула в дверной проем.
– Вы забыли, да? Вот как ко мне относитесь! Не обращаете внимания на мои проблемы, не интересуетесь…
Я привалилась к стене. У Лизаветы с большим опозданием начались проблемы подросткового возраста, по любому поводу она теперь обижается.
– Сделай одолжение, – прошипел Сережа, – объясни, кто такая Лолита и почему она покончила с собой в нашей ванной? Что за существо утонуло в муках? Пудель?

Котенок?
– Овца, – пожала плечами Лизавета.
– Издеваешься, да? – взвыл Сережка. – Да жене козла ни за какие пряники в пластиковом тазу не поместиться!
Лиза засмеялась:
– У козла жена – коза. Супруга овечки зовут бараном.
– Мне без разницы! – рявкнул он.
– О боже! – закатила глаза Лизавета. – Живу с посторо



Назад