b86cfee8

Донцова Дарья - Евлампия Романова 11 (Камасутра Для Микки-Мауса)



КАМАСУТРА ДЛЯ МИККИ-МАУСА
Дарья ДОНЦОВА
Анонс
Меня нисколько не греет мысль, что не только я, Евлампия Романова, обладаю способностью вляпываться в скверные! истории. Это же относится к нашему другу майору Костину Случилось страшное - наш Володя женился!

И теперь его ждет пожизненное заключение в четырех стенах с малопривлекательной женой Натой, которая еще и ухитрилась изменить ему в день свадьбы. Свидетельницей этого, конечно, оказалась я. Но черт меня дернул проследить за Натой, когда она назначила свидание любовнику.

А там я стала ни много ни мало свидетельницей убийства. Хрупкая Ната застрелила любовника на глазах у толпы. Костин собрался уйти с работы - у мента не может быть жены-убийцы.

Я должна помешать этому, тем более что припомнила одну деталь, которая говорит о том, что убийца не Ната. Я расшибусь в лепешку, но узнаю истину!..
Глава 1
В историю трудно попасть, но очень легко вляпаться. Согласитесь, приятно, когда при рождении ангел целует ребенка в темя и младенец получает какой-нибудь талант. Мне тоже досталась отличительная от людей черта.

Нет, я не умею писать, как Татьяна Толстая, петь, как Галина Вишневская, и танцевать, как Майя Плисецкая. Мой талант особого рода: я гениально впутываюсь в приключения. Причем, как правило, в идиотские.

Не далее как вчера я пошла на проспект за хлебом и увидела в скверике прелестную маленькую девочку лет трех, жалобно плачущую на скамейке. Дитя было хорошо одето и решительно не походило на побирушку: румяное личико, чистенькое платьице и золотые сережки в крохотных ушках.

Слезы потоком текли по пухлым щечкам, а в ручках девочка сжимала пластмассовое ведерко. Я сразу поняла, что малышка потерялась, и подошла к ней.
- Где твоя мама?
Наверное, ребенок не умел еще как следует говорить, потому что, всхлипнув, девочка заплакала еще горше. Я огляделась по сторонам, мимо тек равнодушный поток людей.
- Не плачь, мы сейчас пойдем в милицию, и там сразу отыщут твою маму, - с этими словами я попыталась поднять девочку.
Та завизжала в диапазоне ультразвука и принялась бить меня ножками в дорогих лаковых туфельках.
- А ну оставь в покое мою дочь! - раздалось сзади.
Я обернулась и увидела разъяренную девицу на вид лет восемнадцати в красной мини-юбочке и ядовито-зеленой блузке.
- Зачем к чужим детям на улицах пристаешь? - прошипела "элегантная" девка.
- Это ваша дочка?
- Ну!
- Она так плакала!
- И че?
- Я решила, что она потерялась, - принялась оправдываться я, - хотела отвести бедняжку в милицию.
- Вали отсюда, - нахмурилась девица, - сама роди и таскай потом детей по отделениям, а к чужим не подходи.
- Зачем же вы бросаете крошку одну! - Я решила все же пристыдить мамашу.
- Тебя не спросила, - рявкнула та, - вовсе она не одна, я тут в кустах стояла.
- Но почему?
- Блин, - со злостью выплюнула родительница, - наказала ее, орет, песком бросается, не слушается, вот и посадила тут одуматься.
- Так нельзя!
- Иди в .., - посоветовала девица, - че привязалась? Больше всех надо, да? Сколько народу мимо прошло, одна ты приметалась.

Вали, пока я милицию не позвала!
Пришлось уйти с таким ощущением, будто съела муху. Шагая к метро, я приняла твердое решение: все, больше никогда не стану вмешиваться ни во что, но тут увидела, как пожилой мужчина бьет поводком маленькую лохматую собачку, и мгновенно налетела на него:
- Не смейте мучить животное!
Дядька вздохнул, отпустил шавку, и та моментально цапнула меня за ногу. От неожиданности я заорала. Моська рвала зубами мои джинсы, явно желая п



Назад