b86cfee8

Домбровский Николай - Американец



Николай Домбровский
АМЕРИКАНЕЦ
В трубке послышались гудки. Он надавил пальцем на рычаг, а затем тоже
положил ее. Сделалось очень тихо, только чуть подрагивали стекла от шума
проходящих мимо автобусов. Он угрюмо смотрел в пустоту, не трогаясь с
места. Сил больше не осталось.
Словно что-то оборвалось, что поддерживало его до сих пор, укрепляло
холодную решимость. Впереди был мрак, беспросветный мрак. Мимо мягко
прошуршал шинами троллейбус, он поднял голову. За окном было сыро и
слякотно, моросил мелкий дождь, мокрые шины звонко шелестели по асфальту.
Над городом сгущался туман. Он встал, подошел к окну, раскрыл форточку.
Шум с улицы сделался еще слышней, в комнате запахло бензиновой гарью.
Он отвернулся, подошел к столу и остановился, не зная, что делать дальше. В
душе ширилось чувство одиночества, потерянности и беспредельной пустоты. В
то же время он ощущал, что поступил правильно, и это придавало ему
уверенность, успокаивало.
Больше так продолжаться не могло - это было ясно, пора было положить
этому конец. Делать ничего не хотелось, пропала та самая маленькая
шестеренка, которая все соединяет, без которой ничто не хотело вертеться.
Несколько мгновений ему даже хотелось все бросить, вернуться, начать все
сначала, вновь обрести этот утраченный надежный берег, но он понимал, что
это уже невозможно.
Он сам никогда не простил бы себе, если бы все повернулось постарому.
Нет, лучше так, с открытым забралом, Он успокоился, присел к столу, уложил
бумаги в желтый кожаный "дипломат" Теперь пора снова заняться делом. Для
кого? Он усмехнулся - одна и та же мысль вот уже который день преследовала
его. Он не был приспособлен работать просто так, сам на себя в отрыве от
чьих-то надежд, чаяний, желаний. Он жил в них, как рыба в аквариуме, и
теперь чувствовал, что попал в чужую для себя обстановку. "Новое счастье? -
подумалось ему,- Нет, нет, лучше не надо, все равно будет неизбывно мучить
и надрывать душу свое, другое счастье, которое не сбылось. Родное счастье".
"Родина...- он прошелся по кабинету еще раз.- До чего же сложное и
неуловимое понятие: по сути Родина - весь земной шар, любая точка, где
можно существовать, жить, дышать нормальным воздухом, а на деле Родина
сужаетcя почти до нуля, до тех двух-трех людей, с которыми ты прожил почти
всю свию жизнь, с которыми делил планы, надежды, мечты. Да, делил, но
отвечали ли ему тем же? Нет, теперь он понял - то была хитрая игра, и он
был в ней чем-то вроде пешки, средством воздействия на других и источником
силы. Но по сути он и был и оставался для них ровным счетом никем, они его
не любили, не дорожили им. Вне сферы своих возможностей он им просто не был
нужен". "Странно,- подумалось ему,может быть, истинные патриоты именно те,
кого меньше всех любят?" Но теперь все это не имело значения. Перед ним
открывалась масса путей - на восток, на север, на юг, и каждый был
правильным, потому что ровным счетом ничего не менял. Для того, чтобы
сделать выбор, надо иметь впереди какой-то пллн. У него не было плана и не
было выбора - ему все было безразлично. Он встал из-за стола, на сердце
внезапно накатила слабость. Он никак не ждал ее сейчас, не представлял, что
тоска может пробирать столь остро. Помимо его воли воображение стало
набрасывать контуры жизни, в которой все бы его любили и понимали.
Стало еще горше. "Нельзя, - успокаивал он сам себя.- Все это могло
сбыться, но не сбудется". Он сам себе казался жалким и беззащитным среди
чужих домов, чужих деревьев, чу



Назад