b86cfee8

Домбровский Юрий - Приложения К 'факультету Ненужных Вещей'



Юрий Домбровский
Приложения к "Факультету ненужных вещей"
* * *
Везли, везли и привезли
на самый, самый край земли.
Тут ночь тиха, тут степь глуха,
здесь ни людей, ни петуха.
Здесь дни проходят без вестей -
один пустой, другой пустей,
а третий, словно черный пруд,
в котором жабы не живут.
Однажды друга принесло,
и стали вспоминать тогда мы
все приключенья этой ямы
и что когда произошло.
Когда бежал с работы Войтов,
когда пристрелен был такой-то...
Когда, с ноги стянув сапог,
солдат - дурак и недородок -
себе сбил пулей подбородок,
а мы скребли его с досок.
Когда мы в карцере сидели
и ногти ели, песни пели
и еле-еле не сгорели:
был карцер выстроен из ели
и так горел, что доски пели!
А раскаленные метели
метлою извернули воздух
и еле-еле-еле-еле
не улетели с нами в звезды.
Когда ж все это с нами было?
В каком году, какой весной?
Когда с тобой происходило
все, происшедшее со мной?
Когда бежал с работы Войтов?
Когда расстрелян был такой-то?
Когда солдат, стянув сапог,
мозгами ляпнул в потолок?
Когда мы в карцере сидели?
Когда поджечь его сумели?
Когда? Когда? Когда? Когда?
О бесконечные года! -
почтовый ящик без вестей,
что с каждым утром все пустей.
О время, скрученное в жгут!
Рассказ мой возникает тут...
Мы все лежали у стены -
бойцы неведомой войны, -
и были ружья всей страны
на нас тогда наведены.
Обратно реки не текут,
два раза люди не живут.
Но суд бывает сотни раз!
Про этот справедливый суд
и начинаю я сейчас.
Печален будет мой рассказ.
Два раза люди не живут...
1940 год
x x x
Пока это жизнь, и считаться
Приходится бедной душе
Со смертью без всяких кассаций,
С ночами в гнилом шалаше.
С дождями, с размокшей дорогой,
С ударом ружья по плечу.
И с многим, и очень со многим,
О чем и писать не хочу.
Но старясь и телом, и чувством
И весь разлетаясь, как пыль,
Я жду, что зажжется Искусством
Моя нестерпимая быль.
Так в вязкой смоле скипидарной,
Попавшей в смертельный просак,
Становится брошью янтарной
Ничтожный и скользкий червяк.
И рыбы, погибшие даром
В сомкнувшихся створках врагов,
Горят электрическим жаром
И холодом жемчугов.
Вот так под глубинным давленьем
Отмерших минут и годов
Я делаюсь стихотвореньем -
Летучей пульсацией строф.
СУД СИНЕДРИОНА
Евангелие от Матфея
Гл. 26, 27
I
Глава 26
14. Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к
первосвященникам
15. и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему
тридцать сребренников.
16. И с того времени он искал удобного случая предать Его.
17. В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали
Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху?
18. Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: "Учитель
говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими".
19. Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху.
20. Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками.
21. И, когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас
предаст Меня.
22. Они весьма опечалились и начали говорить Ему, каждый из них: не я
ли, Господи?
23. Он же сказал в ответ: опустивший со Мной руку в блюдо, этот предаст
Меня;
24. впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем; но горе тому
человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку
не родиться.
25. При сем и Иуда, предавший Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус
говорит ему: ты сказал.
26. И, когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и,
раз



Назад