b86cfee8

Долгова Елена - Хранитель Талисмана



Елена Долгова
Хранитель талисмана
фантастический рассказ
I.Проводник
Луи Ренар наклонился пониже, всматриваясь в едва заметные
- словно птица коснулась пером - следы на песке. Цепочка отпе-
чатков, путь ящерицы-агамы, огибала бархан и обрывалась возле
куста пустынной колючки. Хищник? На песке осталась лежать оди-
нокая чешуйка, большая, с человеческий ноготь, она не могла при-
надлежать убитой ящерице. Верблюд за спиной человека вновь бес-
покойно переступил, бубенчик на шее животного печально шеле-
стел, словно не отваживаясь на громкие, уверенные звуки.
Джамал терпеливо ждал, пока упрямый француз поднимется с
колен, привычным жестом стряхивая с белых брюк мелкие песчин-
ки. Путь от высохшего русла Узбоя до Сумбара, путь на юго- вос-
ток, через зной центральной пустыни, с самого начала казался ему
безумным предприятием. Однако, звонкая монета сделала свое дело
- проводник молчал, делано равнодушно рассматривая косые до-
рожки, оставленные на песке ветром.
--Что это?
--Не знаю, таксыр . Может быть, варан. Большой голодный
варан.
--Ты опять шутишь? Варан прошел, не оставив следов?
--Я не сказал, что он прошел здесь. Ветер дует везде.
Проводник пожал плечами и опять отвернулся, скользя взглядом уз-
ких блестящих глаз вдоль изогнутой линии бархана. Ренар потрогал
подержал на ладони мутную чешуйку - она явно не принадлежала
варану -- и, поколебавшись, сунул ее в футляр для образцов, подве-
шенный к поясу.
--Трогаем дальше.
Верблюды легли на песок, принимая на спину привычный груз -
слабых и неуемных двуногих существ, колокольчик забормотал в
такт размеренным шагам свою бесконечную жалобу.
Ренар отвел утомленный взгляд от мутно-белого марева гори-
зонта. Зной и песок уже отметили его лицо сухим, ранящим загаром.
Песок, местами прорезанный чахлыми кустами колючки мягко-
упруго осыпался под ногами животных. Шли без тропы. Француз
подумал о фляге, но старательно прогнал искушение - выпитая вода
на короткое время пропитывала потом рубашку, создавала иллюзию
облегчения, и тут же бесследно испарялась. Перегретый воздух
дрожал, похоже, собираясь породить очередную фата-моргану.
Мираж пустыни, в отличие от реальности, появляется и исче-
зает безмолвно.
Вчера это были всадники. Призрачные кони шли вереницей. В
полной тишине мерно покачивался строй пик, бесшумно мотали го-
ловами низкорослые лошади, не звякали стремена. Всадник, ска-
кавший впереди, взметнул султаном и повернул покрытую остро-
верхим шлемом голову. На какой-то миг Луи показалось, что он
вот-вот увидит лицо полководца, но воздух задрожал, обволакивая
ломким маревом неподвижные черты. Ренар испытал разочарование,
смешанное с облечением - ему уже чудились жесткие контуры об-
наженного черепа. Коренастые всадники на низких, косматых конях,
черной вереницей ушли куда-то в раскаленный зенит.
Француз покачал головой и криво усмехнулся воспоминаниям
- его рационализм отторгал странную притягательность пустынной
иллюзии. Далеко на юге, за бесконечной грядой мягко обрисован-
ных песчаных холмов лежала древняя дорога Субетея. Там, мимо
отрогов южных гор, вдоль русла Сумбара и Атрека, ревели нещадно
гонимые животные, унося от стрел и клинков кочевников драгоцен-
ное тело живого наместника бога на земле -- беглого хорезм-шаха.
На драгоценный пол мечети полегли под мечами победителей по-
следние защитники Самарканда и тридцатитысячный отряд нойонов
Джеме и Субетея погнал коней на юг, к Балку, чтобы, хлынув лави-
ной с гор, взять цветущи



Назад