b86cfee8

Долгова Елена - Центурион 2



Елена Долгова
Мастер Миража
Смертельное противостояние обитателей планеты Геония достигло наивысшего накала. Безжалостно истребляются псионики — люди, наделенные Даром, — за то, что они не такие, как все. Кажется, что цивилизация подошла к трагическому финалу.

Мастер Миража Цертус считает, что человечество исчерпало себя. Он пытается создать новую, совершенную во всех отношениях расу. И в затянувшуюся борьбу вмешивается третья сила...
Давно, когда тень не отличалась от света, не источенные временем крутые горы уступами обрывались в море, а города еще не построили, жил на свете воробьиный король...
Каленусийская "Мифологическая Хрестоматия".
Часть I
Замыслы под запретом
Глава 1
НАЧАЛО ОТ МАРКА
7010 год, начало лета, Конфедерация, Порт-Калинус
Не ссорься с человеком без причины.
Поговорка
Пустой переулок заполнила тишина. Прозвенело и испуганно умолкло эхо осторожных шагов. Луна незаметно продвинулась, и косая тень, которую отбрасывал мусорный контейнер, острым углом выползла на отшлифованный миллионами ног, усеянный кусками пластика асфальт.
В этой тени, спиною к стене, сидел на корточках беглец. Из своего укрытия он хорошо видел залитую мертвым неоновым светом площадь, сомкнувшиеся вокруг нее стены домов и клочок иссохшего до каменной твердости газона.
Стояла безветренная ночь, одна из тех, что приходят на смену самым знойным дням в разгаре южного лета. Раскаленный асфальт опалял нерастраченной жарой. Свет в окнах давно погас, где-то поблизости монотонно тявкала бездомная собака.

Этот лай повторялся снова и снова, ритмично и однообразно, как будто работала электронная игрушка, но не мог спрятать ни приглушенного шума двигателя, ни шороха колес по асфальту.
Периметр площади неторопливо объезжал низкий, хищного силуэта легковой фургон. Темное стекло машины не позволяло рассмотреть лицо водителя. Человек в укрытии плотнее прижался к стене, пытаясь слиться с теплым, безопасным камнем.
Машина притормозила в десяти метрах, дверца сухо щелкнула и отворилась — избегнувший пепельницы окурок полетел в мертвую траву газона.
— Оставайся в фургоне. Я проверю тупики.
Один из преследователей покинул машину и мягко, слегка косолапо ступая, двинулся вперед с обманчиво-ленивой грацией зверя. Сходство усиливал тяжелый шлем пси-защиты, его форма напоминала плоский череп мифического ягуара.
Беглец скорчился, подтянул колени к подбородку и переместился немного влево, прячась за ребристой коробкой мусорного бака. Под подошвами охотника захрустело Витое стекло.
— Здесь темно, какая-то сволочь переколотила фонари.
Преследователь прошел несколько шагов и замер, вслушался в едва различимые подозрительные звуки — шорохи, неровное дыхание, потрескивание старого пластика. Круг света от карманного фонарика шарил по стенам.
— Есть там кто-нибудь?
— Возможно. Сейчас узнаем...
Что-то мягкое и большое шевельнулось в груде бумажной стружки, со стуком упал грязный кусок фанеры.
Растрепанное существо, помесь болонки и терьера, опрометью метнулось в сторону, унося в темноту свою спутанную шерсть и свой почтительный страх. Выстрел карманного излучателя опалил асфальт у самых собачьих лапок.
Охотник с досадой пнул каблуком металлическую решетку водостока, металл глухо загудел, человек энергично выругался и опустил оружие.
— Из-за ночных дежурств у меня совсем никудышные нервы. Бездна с ними, с тупиками — там все равно нет никого, кроме тощих псов и откормленных крыс. Уезжаем, нужно проверить проспект Процветания.
Мелькнула алая точка зажженной сигар



Назад